Беловодье – небольшое поселение недалеко от села Краснореченское. В православной деревне сегодня проживают чуть больше двадцати семей. В 2018 году здесь открыли музей амурского казачества. О жизни первых переселенцев на Дальнем Востоке узнал корреспондент «Хабинфо». музей казачества

Галина Ковальчук – потомственная казачка. Она работает в музее экскурсоводом и рассказывает посетителям о том, как всё было. Её предки приплыли на плотах на берега Амура в XIX веке. С собой везли скотину, кое-какую утварь, немного одежды. Семейные предания передаются из уст в уста. От своей бабушки Галина ещё девочкой узнала, как выглядели и как жили её предки.

— Жизнь, конечно, была нелёгкая, — рассказывает Галина Ковальчук. — Они ведь из брёвен, из которых были собраны плоты, не жильё себе строили. Нет, брёвна шли на строительство часовеньки, а переселенцы рыли себе землянки. Вокруг тайга непролазная, болота, комары… Бабушка рассказывала, что очень сложно было. Климат тяжёлый, да ещё и Амур во время муссонных дождей, которые здесь идут с июля по сентябрь, разливаясь, топил то, что удалось распахать и засеять. Из двадцати станиц, что первоначально построили, на своём месте осталось только четыре, остальные переносили повыше, чтобы не затопило.

Станицы ставили через определённое расстояние 20-25 вёрст. Дело в том, что сообщение по реке было организовано на пароходах, которым в топку приходилось бросать дрова, и запас топлива поджидал судно на каждой стоянке. Для переселенцев, которые сплавлялись на плотах, путь на новое местожительство занимал порой несколько лет. Для тех, кто решился на переезд, действовала специальная царская программа. На 25 лет на них и членов их семей отменяли подушный и земельный налоги, на семь лет – рекрутский набор. музей казачества

— Мой прапрадед был казаком, а прапрабабушка была из местных, «чёрная», — продолжает Галина. — У неё был разрез глаз монгольский, толстая коса, и она курила трубку. Почему-то забайкальские казаки брали себе в жёны буряток. Наверное, из-за того, что местные более живучие, лучше приспособлены выживать. Их дети потом назывались гуранами. Жили-работали с утра и до ночи. Дети рано взрослели. Это сейчас у нас в четыре-пять лет ребёнок ещё игрушками играет, а тогда девочка в четыре года была уже хозяюшка. Она должна была уметь затопить печь и сварить хотя бы кашу. Это было жизненно важное умение, ведь родители уходили в тайгу охотиться, дрова рубить, их мог подрать медведь, могло занести бураном, и, чтобы дети хотя бы первое время одни дома не умерли, такие навыки прививали чуть ли не с пелёнок. Мою прабабушку в пять-шесть лет отдали в услуженье дяде в няньки. Зыбка была прибита к потолку, её нужно было качать. Ребёночка качаешь, еду готовишь, а родители в поле работают…

Экспонаты для музея амурского казачества передал в дар Владимир Крюков, атаман Амурского казачьего войска. Здесь можно увидеть старинное оружие – янычарский клыч, предметы домашнего обихода, маслобойку, прялку, старинную одежду. Одежда, кстати, наиболее ценный экспонат в коллекции:100-150 лет назад её пряли изо льна, стирали в холодной воде с помощью песка и гладили рубилом. Естественно, она быстро изнашивалась. музей казачества

— Сам принцип глажки – это когда заглаживались поры. Ну, вот мы гладим сейчас – мы заглаживаем поры – бельё прессуется, а такие рубахи невозможно было выгладить, — объясняет Ирина Юрина, директор музея. — Я рубаху кое-как выгладила тефалевским утюгом. Пришлось ее намочить, потом чуть-чуть подсушить. Оказывается, их наматывали на скалку более-менее еще сырыми и таким образом «разбивали».

Наиболее ценный экспонат в коллекции музея - сундучок полкового священника. Кому именно он принадлежал, неизвестно. Историкам остается только догадываться.

Православие - религия, с которой судьба казачества тесно связана уже не одно тысячелетие. «Православный» и «казак» всегда были родственными понятиями. Потому туристов, приехавших в Беловодье, непременно везут на Архиерейское подворье показать храм отцов Киево-Печерских. Храм располагается под землей, в пещерах старого военного бункера. музей казачества

— Первая служба состоялась 11 октября 2019 года, — рассказывает Ирина Юрина. — Я на ней присутствовала, было очень холодно, потому что там же все-таки подземелье, но мы служили, как первые христиане. Знаете, вот в этих катакомбах при свечах было очень и очень замечательно!

Жители Беловодья бережно хранят старинные традиции знаменного распева.

— Наши предки не знали нотной грамоты до реформы Никона, и они пели по знаменам, это наследие византийских нев. То есть были тексты богослужебные, над которыми рисовали специальные закорючки - невы. И богословец читал тексты нараспев, соответствующим образом. Потом это все трансформировалось в русские знамена – знаки, — продолжает Ирина Юрина.

О казачьем гостеприимстве ходят легенды. Так, в культуре донского казачества гость считался Божьим посланцем. Он мог трое суток не отвечать на вопросы о цели его прибытия, и откуда родом. Гостя усаживали на самое почётное место в доме. Туристам, приехавшим в Беловодье, тоже отводят самые лучшие места, угощают иван-чаем и предлагают на память сделать оберег.

Мария Полякова Фото автора

Читайте нас в соцсетях: ВКонтакте, Одноклассники,  Телеграм или Яндекс.Дзен