Принято считать, что забота о пожилых людях – дело исключительно женское. Действительно, большинство соцработников в Хабаровске — женщины, но в этой сфере находят себя и мужчины. Они могут сходить за продуктами и сварить суп для пожилого человека, но чаще всего на них лежит самая тяжелая работа – помогать тем, кто сам себе помочь не хочет, тем, кто опустился на самое «дно» жизни. Дают шанс на возвращение к нормальной жизни хабаровским бомжам и бывшим заключенным. соцработник мужчина

Соцработой Сергей Николаев занимается с 2015 года, пришел в эту сферу сразу после института. До этого мужчина, по специальности повар-технолог, работал поваром в одном из крупных супермаркетов. На вопрос, что заставило взрослого уже состоявшегося в профессии человека, сделать такой крутой жизненный поворот, Сергей скромно отвечает – любовь. Хотелось быть поближе к жене, которая училась в педуниверситете. Он поступил на факультет социальной работы и перебрался в общежитие. После института Сергей устроился в Хабаровский центр социальной адаптации. Учреждение находится на улице Мельничной, 22 и занимается помощью людям без определенного места жительства, в первую очередь пожилым и инвалидам, которым выживать на улице сложнее всего, а так же тем, кто вышел из мест заключения, но так и не нашел своего места в жизни.

О сделанном тогда выборе говорит - не пожалел ни разу. В социальной работе, уверен мужчина, он нашел себя. Правда, сразу после окончания учебы, представление о будущей профессии, признается, было немного другим, не ожидал, что придется заглянуть практически на самое «дно» жизни» – так сложилось, что теперь основные «клиенты» Сергея - бомжи и бывшие заключенные.

– Действительно, есть такое мнение, что соцработник – это кабинетный специалист, который целый день за столом принимает заявки, жалобы и обращения от граждан, – подтверждает руководитель отделение срочного социального обслуживания хабаровского комплексного центра социального обслуживания населения Людмила Гусельникова. соцработник мужчина

Работая на Мельничной, Сергей поднабрался опыта и перешел на новую должность в Хабаровский комплексный центр социального обслуживания, в отделение срочной помощи. Теперь ежедневная работа соцработника – это и бумажные дела, и выезды «в поля». В день, когда мы назначили интервью, он возил пожилых подопечных центра социального обслуживания из Сосновки в город на диспансеризацию. А потом в отделение срочной помощи пришла заявка от жителей Березовки: пожилая соседка развела у себя в квартире с десяток собак. Они не только пугают окружающих, но и, по мнению соседей, угрожают безопасности самой бабушки. соцработник мужчина

Сергей Николаев

– Вот сейчас с вами побеседуем и поедем туда на осмотр. Такого в моей практике еще не было, – рассказывает Сергей. – Соцработников всегда подключают, если в какой-либо жалобе или обращении фигурируют слова «пожилой человек», «инвалид», «не выхожу из дома» и подобное.

Рабочий день соцработника хоть и нормированный, с 9 до 18.00. Но порой приходится трудится внеурочно.

– Иногда нужно кого-то из подопечных встретить в аэропорту, или проводить вечером на поезд, отвезти срочно в больницу. Да разные ситуации у нас бывают. Это не входит в его обязанности, это просто его человеческое отношение к работе и людям, – подчеркивает начальник хабаровского комплексного центра социального обслуживания населения Светлана Рянина и добавляет, что мужская помощь в социальной работе крайне необходима.

– Не отправлю же я девушку на вызов куда-то под теплотрассу, если речь идет о помощь человеку без определенного места жительства. А когда нам нужно направить тяжелобольных клиентов в больницу помощь Сергея и остальных сотрудников мужчин вообще неоценима. Они помогают донести человека до машины скорой помощи и выполняют еще очень много тяжелой, по-настоящему мужской работы, – добавляет руководитель ведомства. соцработник мужчина

соцработник мужчина

Каждый вторник социальные работники отделения срочной помощи комплексного центра социального обслуживания отправляются, говоря на официальном языке «по местам скопления лиц без определённого места жительства». Для этого есть специальный большой термос с кипятком и постоянный запас лапши быстрого приготовления. Кормят лиц без определённого места жительства на улице, в местах их «обитания», многие из них уже хорошо известны сотрудникам.

– Каждый раз, пока завариваем лапшу и наливаем им чай, мы с ними проводим беседы, предлагаем помощь, узнаем, как оказались на улице, – говорит Сергей. – Те, кто готов менять свою жизнь, едут с нами в центр социальной адаптации. Там начинается работа по восстановлению документов, поиску работы. Но обычно желающих немного. А без их согласия мы не можем ничего сделать для них, кроме как покормить.

По словам соцработника, чаще всего помощь готовы принять «новенькие», те, кто на улице оказался недавно. Остальных все устраивает, идти в центры реабилитации они не хотят.

– По разным причинам – строгая дисциплина, нельзя выпивать и нужно работать. Один мне так и сказал: там нужно просыпаться в 8 утра, а я к такому не привык. Другого не устроил один из предложенных центров реабилитации, тем, что нужно молиться дважды в день, и он снова ушел «на улицу», – рассказывает социальный работник.

– А у вас есть какие-то средства защиты? Все-таки контингент не простой, порой непредсказуемый, – спрашиваю у нашего собеседника.

– Конечно! Два кулака всегда при мне, – шутит он. – А если серьезно, то, сколько я работаю, применять их не приходилось. Те, кто живет на улицах к нам нормально относятся, даже доброжелательно. Особенно те, кто освободился недавно. Они четко понимают, кто с ними разговаривает и зачем. А страшнее зайти к простым людям в их квартиры. Вот там бывает и агрессивно встречают, спьяну например, когда вообще не понимают зачем к нему приехали, могут послать по известному адресу. На моего напарника как-то раз напали на вызове. Поехал к старушке, которую нужно было оформить в дом-интернат, а там два взрослых внука, один навеселе, другой недавно вернулся из мест не столь отдаленных. В таких случаях на помощь вызываем полицию.

– Сочувствуете своим непутевы подопечным, жалеете их?

– Стараюсь не принимать близко к сердцу. Их много, а я один. Если всех жалеть меня надолго не хватит. Стараюсь просто ко всем относиться по-человечески. Ведь большинство наших клиентов сами выбрали такую жизнь. Моя задача найти нужные слова, чтобы убедить человека изменить образ жизни, поверить в то, что это возможно, даже если он сейчас живет на улице. Но при этом главный принцип – спасайся сам, а я тебе помогу. Все делать за него самого - это путь в никуда, так человек никогда не выберется из той ямы, в которую попал, – говорит наш собеседник.

Больше всех из своих подопечных за все почти восемь лет работы, Сергею запомнился Максимка, парень тридцати лет.

– У него никогда не было паспорта, до 7 класса учился в школе, а потом на дому. Мать умерла, и он остался один в двухкомнатной квартире, она вся была уставлена мешками с мусором, холодильник пустой. У него была умственная отсталость. Мы начали устанавливать его личность, документов-то не было никаких. Я возил его на отпечатки пальцев в полицию, водил в поликлинику, МФЦ, в парикмахерскую на стрижку, привозил ему продукты, готовил еду. Около года мы занимались им, пока не восстановили все документы и родственные связи. Потом нашли сестру, и она взяла его на попечение, – вспоминает Сергей Николаев.

Примеров, когда благодаря социальным работникам люди в сложной жизненной ситуации обретали шанс на новую жизнь здесь могут привести очень много. соцработник мужчина

– Кому-то помогли с работой, и человек уже увидел дальнейшие перспективы, другому оформили все полагающиеся выплаты и нашли угол для временного проживания, третьего пристроили в реабилитационный центр, где он бросил пить. Глядишь, через год-другой, человек работает, живет нормальной жизнью, и понимаешь, что ты не зря каждый день ходишь на свою работу, – говорит наш собеседник.

Впрочем, как не старайся дистанцироваться от проблем своих подопечных, признается Сергей, бывает психологически сложно. В такие моменты спасает любящая семья – дочь и жена. А еще увлечения: на досуге соцработник любит играть в компьютерные игры, виртуальность, он считает, хорошо помогает отойти от неприглядной реальности, с которой приходится сталкиваться изо дня в день. А по осени ходит в лес за грибами.

– Главная опора для меня – это моя семья. Они меня понимают, принимают мою работу, помогают очень, когда нужно восстановить душевные силы, – рассказывает Сергей. – Их не смущает моя профессия, наоборот, я чувствую, что они гордятся мной.

Фото из архива Сергея Николаева


Читайте нас в соцсетях: ВКонтакте, Одноклассники,  Телеграм или Яндекс.Дзен