Всего пять процентов земель Хабаровского края отведено под сельское хозяйство. Остальное покрыто лесом. Но даже на этой территории мы выращиваем в промышленных масштабах сою и пшеницу, кукурузу и ячмень, гречиху, картофель, морковь и капусту. И, вроде бы, сами можем обеспечить себя необходимым. Что мешает сельхозпроизводителям региона работать по максимуму, выяснял корреспондент «Хабинфо». посевной 2021 год

В этом году, как сообщает краевой Минсельхоз, в районе имени Лазо планируют засеять почти 22 тысячи гектаров земли. Из них почти четыре тысячи – зерновыми культурами, пять – кормовыми, двенадцать с половиной тысяч гектар отведут под сою, примерно по двести восемьдесят – под картофель и овощи так называемой борщевой группы. Планы хороши, но в расчёты, как говорится, вкралась ошибка: переувлажнённая почва не даёт сельхозпроизводителям и фермерам выйти на поля и завершить посевную. посевной 2021 год

— Посевная никакая, почва переувлажнённая – это остаточные воды осеннего периода, тогда, помните, земля была переувлажнена, — говорит Сергей Гоманюк, руководитель сельскохозяйственного предприятия «Вектор». — В зиму вошли – все замёрзло, только сейчас земля начинает оттаивать, да и то, тепла не было, поэтому невозможно сеяться, так весь край стоит. В начале июня отсеялись всего процентов на сорок, раньше посевную завершали к первому июня, сейчас не факт, что закончим к концу месяца. посевной 2021 год

Чтобы успеть за капризной погодой, фермеры используют каждый погожий день. На их языке это называется «окна». Появилось «окно» - просвет в небе – все на поля. Но если техника опять будет вязнуть в поле – какая уж тут посевная. Нужно осушать земли, проводить мелиорацию. Но здесь сельхозпроизводителям мешает законодательство. Об этом они и сообщили главе региона, когда он приезжал в мае в район имени Лазо.

— Мы рассказали Михаилу Владимировичу Дегтярёву, что опасаемся того, что не полный цикл отработаем в этом году, так как земля ну практически не готова, — продолжает Сергей Гоманюк. — На полях практически нет отвода воды. Надо понимать: система наша – как теплица, её раз сделали - нужно поддерживать, обслуживать, бросать нельзя, как только бросили - природа забирает свое, болото наступает. Вот в прошлом году участок сделали - сейчас не можем проехать,сейчас едем и 20% земли, подготовленной с осени, уже затоплено. Нужно, чтобы у минимущества было понимание: потому что земли передали, а каналы не передали, и мы не можем самостоятельно сделать проект по мелиорации. Михаил Владимирович согласился, что землю надо отдавать тем, кто на ней работает, чтобы был хозяин, который за неё полностью отвечает.

В краевом Минсельхозе говорят, что о проблеме знают. Но сложно всё решить в один момент, когда больше тридцати лет в плане мелиорации ничего не делалось. Инвентаризацию заброшенных систем уже провели. В прошлом году получили 84,7 млн из федерального бюджета на проведение мелиоративных мероприятий, в этом ожидают такую же сумму. На базе краевого сельскохозяйственного фонда создали техстанцию, приобрели трактора и ротоватор, чтобы эффективней восстанавливать заброшенные сельхозугодья.

Тем временем часть полей в районе имени Лазо сегодня уже затопило. Реки Хор и Кия вышли из берегов в начале июня. Старожилы говорят, что не помнят такого с восьмидесятых годов. Проливные дожди тоже внесли свою лепту. Под водой оказались поля, засеянные элитной пшенице, стихия подбирается к пастбищам. Кормовая база для крупного рогатого скота уменьшается на глазах.

— Сейчас в Хабаровском районе ввели режим ЧС, — говорит Валентина Четверикова, начальник управления сельскохозяйственного производства Хабаровского муниципального района. — Здесь ситуация с подтоплением немного лучше. Комиссии работают в полях, возле Свечино и Галкино, оценивают ущерб, берут пробы. Зафиксировано переувлажение почв, пострадало зерновых и сои на площади около четырехсот гектаров, и двести сорок гектаров сенокоса.

А ведь что у коровы на языке, то и в молоке, говорят животноводы. Существующая кормовая база недостаточна, чтобы получать молока с животных столько, сколько они могли бы давать. Фермеры осваивают новые технологии, чтобы не зависеть от причуд дальневосточного климата и сохранить поголовье.

— Одно дело – привезти племенных животных, другое – их накормить, — делится опытом Олег Борисов, председатель сельскохозяйственного производственного кооператива «Благодатное». — В июне запускаем биоцех, где будем выращивать живую хлореллу. Это водоросль такая, добавляют в воду, которую пьёт КРС (крупно рогатый скот – прим. автора), это повышает здоровье стада, продуктивность.Нужно что-то делать – ведь мы напрямую зависим от аграриев, мало сена - мало кормов. Наводнение – значит, будет мало сена. А сейчас сами будем выращивать, это не хлорелла в виде порошков и БАДов, есть мнение, что эта водоросль даже вВИЧ-инфицированным помогает…Я никого не агитирую – сейчас на практике вырастим - период небольшой, до полумесяца, когда увидим на коровах - через 2 недели - можем говорить, что рекомендуем.

Эти и другие вопросы сельхозпроизводители озвучили Михаилу Дегтярёву на выездном заседании, которое состоялось в мае в районе имени Лазо. Фермеры также попросили главу региона присвоить сельскохозяйственным территориям статус ТОСЭР.

— Сегодня народ уезжает из села, а нам нужно удержать здесь население, — говорит фермер Михаил Утробин. — Мы что видим – некоторые работодатели не хотят официально трудоустраивать людей – ведь это сразу нужно социалку платить 30%. Человек не может взять ипотеку под 2%, не может планировать свою завтрашнюю жизнь –не видят будущего на селе. А если бы мы получили те же преференции, что и резиденты ТОСЭР – освобождение от налога на прибыль, например, чтобы на ноги встать, мы бы действительно смогли поднять продовольственную безопасность края на новый уровень.

Мария Полякова Фото автора


  • Дальневосточный гектар станет ближе к Хабаровску? - ссылка

Читайте нас в соцсетях: ВКонтакте, Одноклассники,  Телеграм или Яндекс.Дзен