В 1931 году в Дальневосточный художественный музей поступила выполненная из бисквита работа «Девочка под вуалью» неизвестного французского мастера XIX века (главное фото). Эту нежную фигурку в числе пятнадцати других произведений скульптуры передал нам Государственный Эрмитаж.

В музее совсем немного предметов, выполненных в бисквите. Но все особенности этого материала демонстрирует представленная на экспозиции «Девочка под вуалью».

Бисквит (от лат. bis – дважды испечённое) – это неглазурованный фарфор, изделие из белой фарфоровой массы, не покрытое блестящим слоем свинцовой глазури. В результате первичного – так называемого бисквитного, обжига (с температурой 800–1000 °C) получается прочное пористое изделие. Поверхность предметов, выполненных из бисквита, белая, матовая и слегка шероховатая, делающая их похожими на мрамор. Пористая текстура бисквита препятствует его использованию в качестве материала для изготовления посуды, бисквит – великолепный материал для создания мелкой пластики: фигурок, украшений, рельефных плакеток.

Мода на изделия из неглазурованного фарфора появилась в Европе в середине XVIII века. В XIX веке прекрасные изделия из бисквита создавала парижская мануфактура Жиль Жёна. Французский скульптор-керамист Жиль Жён (1798–1868) прославился благодаря своим фарфоровым скульптурам, вазам и композициям. Среди его лучших работ – бисквитные фигуры крупного размера, что было редкостью для искусства фарфоровой скульптуры того времени. В 1836 году в Париже он основал свою фарфоровую фабрику. Шарль Бори (1827–1879) был главным скульптором-модельером, а затем одним из владельцев мануфактуры, переименованной после смерти в 1868 году Жиль Жёна в «Вион и Бори».

Мануфактура выпускала скульптурные серии из бисквита, такие как «Времена года», «Природные стихии». Музейная статуэтка, имеющая общее, описательное, название «Девочка под вуалью», аналогична «Ночи», выполненной по модели Шарля Бори, хранящейся в музее-заповеднике «Царицыно» (рис.1). Название «Ночь», вероятно, может отсылать к серии, связанной с временами суток.

Бисквитные фигурки, изображающие сидящую двух-трехлетнюю девочку с закрытыми глазами, укутанную с головой легкой накидкой, держащую ее края обеими руками, раскрывают зрителю безграничные возможности материала, который, несомненно, словно предназначен для изображения маленьких детей, их пухлых фигурок и нежной кожи (рис.2).

Шарль Бори мастерски передает умилительные детали прелестного детского тела. Рассыпающиеся мелкой рябью складки легкой вуали, прячущей лицо девочки и часть ее правой ноги, служат контрастом гладкой, глянцевой коже, ямочкам на её пухлых локтях и коленях. Сквозь эту искусно слепленную, ниспадающую множественными сборками тонкую прозрачную ткань мы тем не менее вполне отчетливо видим нежное личико с закрытыми глазами.

Поза сидящей девочки со склоненной головкой, прикрытыми глазами может быть истолкована и как умиротворенно-спокойная, и как печально-задумчивая. Лицо с закрытыми глазами в изобразительном искусстве может отсылать как к теме сна, так и к теме сна вечного: например, мраморные фигуры девушек с лицами, спрятанными вуалью, с закрытыми глазами можно увидеть в виде памятников на надгробиях.

Но в данном случае сам образ пухлого, в складочках, малыша не может не вызвать «умиления до слез» в душах зрителей. Подобная эмоциональная подача мотива раннего детства, вернее, младенчества, прекрасно подходит для разработки трогательных фигурок, служащих для украшения интерьеров.

Фролова А.А. завсектором зарубежного искусства ДВХМ


  • «Пейзаж с рекой» Камиля Коро в Дальневосточном художественном музее - читайте по ссылке

Читайте нас в соцсетях: ВКонтакте, Одноклассники,  Телеграм или Яндекс.Дзен